Кто сегодня не слышал про фэнтезийную вселенную, в которой развиваются события заморского сериала “Война престолов”. Вышедший весной 2011 года телепроект для канала кабельного телевидения НВО собрал широчайшую аудиторию поклонников, которой может позавидовать предыдущий флагман жанра — появившийся из-под пера Джона Рональда Толкиена цикл “Властелин колец”, превратившийся в кинотрилогию благодаря новозеландскому сценаристу и режиссеру Питеру Джексону. Мода на хоббитов прошла благодаря стараниям Дэвида Бениоффа и Дэниела Уайсса, сценаристам и кино-продюсерам, задавшим новый тон на семь вышедших сезонов кино-саги.

Многие продвинутые поклонники сериала уже могут похвастаться тем, что успели изучить режиссерский первоисточник картины — цикл фэнтезийных романов сценариста Джорджа Мартина, сделавшего почин в далеком 1991 году первой книгой будущей трилогии “Песнь льда и пламени”. Вдохновленный последующим успехом, Мартин расширил серию уже до пяти изданных книг и работает сейчас над еще двумя томами.
Небывалый успех произведения немалым обязан художественно обработанному соответствию реальным событиям Всемирной истории и Джордж Мартин этого вовсе не скрывает. Яркие и запоминающиеся сюжетные моменты были взяты режиссером с реальных событий, имевших место в средневековой хронике. Ведь самым талантливым режиссером является жизнь и не стоит пренебрегать поданными ею сценарными решениями.

Читайте также: Кто такие Белые ходоки?

Война войне — роза


Вся концепция борьбы за трон на просторах сказочного континента Вестерос срисована с тридцатилетней борьбы за власть и наследство английской аристократии в 15-м веке, получившей от историков живописное название Войны Алой и Белой розы. Никто, правда, не собирается за это осуждать Д. Мартина — зачем изобретать велосипед, когда завидные сюжетные линии имели место быть на самом деле с размахом, достойным не одной книги. Исторические параллели между фэнтезийными героями и их реальными прообразами проложены из фактов присутствия большого числа наследников на престол с равными правами. Отсутствие явного фаворита или его вероломное устранение является искрой, способной разжечь яростную междоусобицу между кланами внутри династии. Bстория Война роз между Ланкастерами и Йорками явилась поучительнейшим прецедентом для английской короны и всего мира. И Джордж Мартин откровенно признается аудитории в том, что подобный исторический казус оказался для него именно тем шаблоном, на котором держится весь сюжет фэнтезийной саги. Для пущего драматического эффекта в своих книгах Мартин несколько сгущает краски, но ключевые моменты, такие как казнь основного союзника короля — Старка, обвиненного в нелояльности к престолу или таинственное исчезновение мажоритарных фигур из августейшего окружения, резко ослабляющего позиции правящей фракции, в точности описывают исторические факты, имевшие место в Войне роз. Мы уже не упоминаем про сходство в названиях противоборствующих сторон — фэнтезийные Старки и Ланнистеры и их реальные прототипы Йорки и Ланкастеры.

Королевская Гавань Византии


Эпическая битва в устье реки Черноводная тоже придумывалась не по самостоятельному сценарию, а имела своим тактическим прообразом битву арабов с Византийской империей под Константинополем в восьмом веке нашей эры. У осажденной столицы христианского мира, находившейся в плотном кольце арабской армии уже больше года, не было никаких шансов благополучно выдержать решающий штурм. Но на помощь осажденным пришла пятидесятитысячная армия болгар, ударившая с тыла по наземным войскам халифата. Мощный арабских флот, блокировавший Константинополь с моря, был уничтожен в большинстве своем проведенной спецоперацией с использованием технологически развитыми византийцами аналога напалмовой смеси на основе проваренной нефти, растекающейся по поверхности гавани и при воспламенении не поддающейся тушению до полного выгорания. Смесь, получившая название “греческий огонь”, беспощадно выжгла основную часть флота нападавших, заставив арабских полководцев с большими потерями отвести войска. Победа византийцев под Царьградом явилась ключевым эпизодом, остановившим расширение халифата в Восточную Европу.

Уничтожение превосходящего флота противника в Королевской Гавани с помощью колдовского огня, который не представлялось возможным потушить, Мартин портировал в свою книгу с примера византийской обороны. Болгарский же хан Тервель, смявший сухопутные арьергарды осаждающих, стал прообразом мартиновского лорда Тайвина, позже, как и Тервель, получившего статус “спасителя города”.

Великая дозорная стена


Огромная стена, защищающая фэнтезийные народности от натисков Иных и смертельного дыхания Севера перекочевала в произведение как существующий в реальности вал Адриана, сооруженный римским императором в 13-м веке нашей эры для защиты территорий Англии от набегов дикарей с севера. Вал, длина которого достигает почти сто двадцать километров, существует и поныне. Правда, проигрывает своему фэнтезийному собрату, выполняющему схожие функции, в масштабах, габаритах и эпичности. Сам Мартин ничуть не скрывает, что именно древнейшая постройка Адриана, а еще Великая китайская стена, вдохновили писателя-фантаста на “возведение” гигантского ледяного защитника вымышленной цивилизации как место несения неусыпных вахт Ночного Дозора.

Читайте также: 6 сериалов, которые способны заменить «Игру престолов»

Утро стрелецкой казни


Еще одна эпичная тактическая сцена, мигрировавшая в творчество талантливого сценариста из реальности — Красная свадьба. Никого не оставили равнодушными несколько минут вероломной резни на званом ужине Уолдера Фрея, но подобная жестокость списана с реального прецедента в Гленко — шотландской деревушки, все население которой было вырезано королевскими солдатами в назидание непокорным кланам, не присягнувшим на верность короне. Две недели командиры расквартированных солдат пировали за счет ничего не подозревающих своих будущих жертв, а потом порубили мечами всех мужчин, женщин и детей деревни, прекратив существование непокорного шотландского клана Макдональд.
Дополнительным аккордом в сцене Красной свадьбы прозвучал реальный факт подлого устранения угрозы шотландского клана Дугласов королевской династии, который в анналах истории получил название Черного обеда. Приглашенный на званый ужин шестнадцатилетний граф со своим братом вместо обещанного заключения мира был выволочен на королевский двор, где был затем прилюдно обезглавлен. Перед казнью, поздно догадавшемуся о ловушке аристократу поставили на стол блюдо с головой черного быка, как намек на неминуемую казнь.
В итоге, как мы видим, подтверждается мысль о том, что самые невообразимые и эпические события уже случались в истории человечества. Все шедевральные драмы и захватывающие приключения уже имели место быть когда-то. Нужно только грамотно восстановить цепочку событий и творчески преподать давнюю хронику, о которой все подзабыли. И благодарная публика, без сомнения, оценит старания историков и сценаристов — восьмой сезон “Игры престолов” фанаты ждут с нетерпением!