У Европы существует свой легендарный первопроходец в истории серийных маньяков-убийц: Джек-потрошитель, наводивший ужас на нищие кварталы Лондона в конце девятнадцатого века. Что же до Америки, на ее территории в тот же временной интервал вовсе не происходило ничего зловещего? Это категорически не так! На самом деле в Новом свете в это же время вовсю орудовал куда более изобретательный и смертоносный негодяй, колесивший по стране и собиравший свою кровавую жатву. Однако, самым интересным фактом малоизвестной биографии американского потрошителя было спланированное создание им специального цеха по массовым пыткам, мучениям, убийствам и утилизации своих жертв. На базе такого запущенного в Чикаго “производства”, негодяй, по предварительным данным следствия, основанным на обнаруженных останках жертв, отправил на тот свет более трехсот (!) человек. И это не считая сопутствующих убийств, совершенных им до этого и в других штатах.

Где эта улица, где этот дом

До сих пор имя этого душегуба совсем не на слуху и многие даже не знают о существовании подобного лиходея в американской истории. Хотя, благодаря вышедшему недавно сериалу-антологии “Американская история ужасов”, где в пятом сезоне как раз и описывается подобный маньяк, телезрители могли познакомиться с биографией реально существовавшего прототипа убийцы. В рамках сериала некто Джеймс Марч строит отель с тайными комнатами, в подвале которого расположена пыточная и печи для сжигания улик. Маньяк выбирает своих жертв из числа постояльцев отеля и в последствии души неупокоенных несчастных вбирает в себя сам отель под названием “Кортез”. Марчу тоже суждено стать одним из призраков, которые не оставляют шансов на выживание новым беспечным клиентам отеля, постоянно пополняя число мрачных привидений гостиницы.

Читайте также: Джон Уэйн Гейси. Реальный клоун-убийца, послуживший прообразом для Пеннивайза из «Оно»

Жуткая история списана с реального отеля, располагавшегося в Чикаго на месте старой аптеки. Здание по своей архитектуре напоминало средневековый замок с неким подобием сторожевых башен по периметру, отчего местные так и прозвали неказистое строение — Замок. При строительстве отеля хозяин постоянно менял подрядчиков и рабочих, все время внося правки в чертеж. Поэтому в результате никто не смог бы получить реальных документов с планировкой таинственного отеля, в котором после запуска в эксплуатацию находилось более десятка тайных комнат, войти в которые можно было, а вот выйти — уже нет. Некоторые помещения имели плотную шумоизоляцию, другие — бронированные двери и стены. Отпереть вход в комнаты-ловушки можно было только снаружи. В некоторые из глухих комнат без окон был проведен газ, превративший их в камеры-душегубки. В подвале отеля, куда из комнат вели специальные каналы с желобами для сброса мертвых тел, была оборудована медицинская лаборатория для разделки трупов. Присутствовали пару больших печей, дымоходы которых имели такую конструкцию, что позволяла направлять угарный гз и продукты сгорания в некоторые комнаты над ними. Лаборатория могла похвастаться пыточной дыбой и широким набором медицинских инструментов, контейнерами с едкой кислотой и негашеной известью, достаточным ассортиментом ядов и отравляющих веществ. Подобная экипировка позволяла полностью избавляться от жертв, получая прибыль от продажи органов из их тел и даже от поставки костей, скелетов и внутренностей в учебные медицинские учреждения по всей стране в образовательных целях.

Хладнокровный боягуз мертвецов

Кто же был режиссером всего этого спектакля смерти, скрупулезно подошедшего к методике непрерывного утолению своей ненормальной жажды садизма и жестоких убийств? Имен у этого психопата было довольно много. Родившись в 1861 году, он получил имя Герман Уэбстер Маджетт. Мальчишке частенько доставалось от отца, который реализовывал свои садистские наклонности характера, частенько поколачивая жену и сына. В школе молодому Герману доставалось уже от сверстников. Те, не догадываясь, что пробуждают в своем объекте насмешек будущее чудовище, как-то заперли панически боящегося мертвых Маджетта в кабинете школьного врача, где стоял настоящий человеческий скелет. К пущему разочарованию юных садистов, Герман Маджетт с восхищением ознакомился с оборудованием школьного медкабинета и с наглядными учебными пособиями в заспиртованных банках. Этот визит навсегда определил курс будущего дипломированного врача, студента Мичиганского университета.

Доктор Зло


Однако, владея прикладными навыками хирургии и знаниями анатомии Маджетт вовсе не спешит направлять их в русло добропорядочной помощи всем нуждающимся в ней. Напротив, только жажда наживы ведет молодого человека — он похищает тела и разделывает их украдкой, отправляя кости и органы в другие учебные заведения в качестве экспонатов, зарабатывая на этом. Хотя сфера криминальных бизнес-интересов на этом не ограничивается. Виртуозно владея талантом беззаветно лгать, маньяк легко входил в доверие к людям, чем пользовался для совершения множество краж, подлогов и афер. Развивая свой гибкий ум и богатую фантазию, Маджетт умудряется соблазнять дочек состоятельных горожан. Беря в жены то одну, то чуть позже другую, негодяй-ловелас обеспечивает себе финансирование из бюджета очередной богатой семьи. Наскучившую или задающую слишком много вопросов жену обычно навсегда теряли из виду.

Замок боли


К 1886 году Маджет успел выкупить у больного доктора аптеку на одной из улиц Чикаго. Ведя некоторый бизнес, Маджет решает взять себе псевдоним Генри Говард Холмс и, скупив примыкающие к аптеке постройки, приступает к воплощению своей изващенной мечты — начинает возведение того самого “Замка боли”. Он спешит, чтобы успеть сдать объект к Всемирной Колумбийской выставке, запланированной к 400-летию открытия Колумбом Америки. Естественно, приток туристов и постояльцев для отеля наступит куда ранее намеченного срока и Говард будет к этому уже готов.
После запуска своего “аттракциона смерти”, Говард сгноил в утробе зловещего замка очередную жену и около полусотни туристов, пропажу которых за время функционирования Колумбовой выставки официально зарегистрировали сыскные органы Чикаго. Сколько людей доподлинно пропало в недрах жуткого отеля, история умалчивает: подробных записей своих жертв Говард-Маджетт предусмотрительно не вел, а гостиничным выпискам полиция не верила.

Читайте также: Кровавые Бендеры. Семейка серийных убийц в стиле вестерн

Аферы бюрократии


Кроме своего “убийственного” хобби, Говард был не прочь развести муниципальные ведомства на деньги, многократно прокручивая аферы со страховыми выплатами по смертельным случаям. Обычно Маджет втирался в доверие к будущей жертве, обещая ей процент от сделки, способствовал оформлению на жертву крупной страховки жизни. Потом жертва и Говард инсценировали для страховых комиссаров смерть несчастного и заведомо известное третье лицо получало страховку. Как легко было догадаться, и жертва и третье лицо погибали в результате аферы, а деньги переходили к “мозгу” всей операции — Генри (Маджетт) Холмсу.

Рука закона коротка


И хоть за неуловимым злодеем, часто менявшем псевдонимы и путешествующем по стране охотились целые сыскные агентства, преуспел в его поимке детектив Фрэнк Гейер, представлявший интересы частного сыскного агентства Алана Пинкертона. Гейеру посчастливилось напасть на след серийного убийцы благодаря сокамернику Холмса, с которым тот не поделился долей с очередной аферы, которой сокамерник способствовал. Обманутый преступник рассказал всю информацию, которую ему удалось узнать о скрытном Холмсе за время трехмесячного заключения Говарда по обвинению в махинации с земельными участками.

Фрэнк, приложив значительные усилия, выследил Холмса-Маджетта, предотвратив убийство еще одной жертвы страховой аферы, жены-выгодоприобретателя незадачливого страхователя. К несчастью, маньяк уже успел тайно отправить на тот свет троих детей, упомянутых в договоре страхования и ему оставалось ликвидировать только жену убитого им подставного бедняги. Но Фрэнк Гейер пресек зловещие планы хладнокровного душегуба.
В результате долгого судебного разбирательства, обвинить Говарда Холмса удалось только в убийстве бедняги Питзела и троих его детей, так как доказать прямую причастность Генри Говарда Холмса к убийствам в его отеле не представлялось возможным и его кровавые похождения по другим штатам требовали для разбирательства колоссальных затрат правоохранительных ресурсов. Суд приговорил преступника к казни через повешение по доказанным случаям убийств. Холмс при этом умудрился еще получить премию от издательства Хёрста (медиамагната) за свои сделанные признания в размере 7500 долларов, что на сегодня составляет примерно около четверти миллиона долларов. Понимая, что ему не избежать казни, владелец Замка Боли признался еще в 27 убийствах, чем несколько облегчил жизнь семьям своих жертв, наконец узнавших судьбу пропавших родственников.
Первого американского серийного убийцу повесили в мае 1896 года в окружной тюрьме Филадельфии. Душегуб, препарировавший тела своих жертв и продававший их по частям направо и налево, завещал похоронить себя в гробу, залитого цементом для предотвращения аналогичных действий по разделке кем либо собственного трупа. Просьбу маньяка удовлетворили. Так что где-то сейчас на номенклатурном кладбище хранятся останки первого серийника, так и не ставшего легендой, вполне пригодные для извлечения ДНК и клонирования беспощадного истребителя бедных американцев на их же территории.