В истории знаменитого  символа Парижа — Эйфелевой башни  есть нелицеприятная страница. В 1925-м г мошенник Виктор Люстиг «продал» произведение сварочного искусства  нескольким десяткам доверчивых парижан
Имена всех простаков история не сохранила, а вот Люстиг прославился. Расскажем об этом гении мошенничества поподробнее.

Ученье — свет

Родился Виктор Люстиг в конце 19-го века в чешской семье аристократической буржуазии. По-видимому, мальчик не ленился ходить в школу, так как со временем мог похвастаться знанием пяти иностранных языков и изысканными манерами. Получение отличного образования не помешало воспитанию задиристого нрава подростка — в молодом возрасте Люстиг в драке получает шрам на левой стороне лица, по которому будущего мошенника становится несложно опознать. Уже после школы  Люстиг начинает привлекаться к ответственности за ряд мелких преступлений и даже попадает в тюрьму. Находчивость и изучение человеческой психологии позволяют Виктору оттачивать свои навыки незаконного отъема средств у доверчивых граждан.

Маркиз де Круиз

Излюбленным источником дохода до начала Первой мировой войны для молодого человека становятся трансатлантические рейсы пароходов из Европы в Новый свет и обратно. Попадая на несколько недель в изолированное светское общество, состоящее из дельцов и предпринимателей, вынашивающих надежды преуспеть за океаном, Люстиг без труда добивался расположения подобной неискушенной публики, представляясь разорившемся, но не утратившим аристократических черт, австрийским графом.

Читайте также: ДЖОН ДИЛЛИНДЖЕР – ЛЕГЕНДАРНЫЙ ГРАБИТЕЛЬ БАНКОВ. ВРАГ ОБЩЕСТВА №1

Уверенное владение манерами и знание делового и светского этикета позволяло аферисту без труда поддерживать “легенду”, надувая доверчивых дельцов и их жёнушек в различного рода лохотрончики — не единожды лже-граф некстати “проигрывал” в карты удивительное устройство по размножению банкнот. За определённую доплату “человек слова и чести” с наигранным сожалением расставался с единственным источником своего дохода — семейной реликвией, позволяющей печатать деньги при наличии специальных чернил, которые, как назло, заканчивались, в последний раз демонстрируя несколько “свежеотпечатанных” купюр наивному счастливчику.

Естественно, на всём пароходе нужных чернил не находилось, а по приходу лайнера в порт, проигравший граф с суммой откупных за чудо-устройство растворялся в толпе, оставляя более удачливому игроку в карты возможность убедиться в том, что машинка не производит ничего, кроме испачканной бумаги, сколько бы в неё не заливали всяких хитрых чернил. Также на “ура” Люстигу удавались разного рода лотереи и махинации с продажами липовых векселей и долговых обязательств. Шанс быстро разбогатеть, не прикладывая значимых усилий кормил и до сих пор безотказно кормит мошенников всех мастей по всему миру, спросите у Виктора Люстига!

Ловись рыбка большая и.. ещё больше!

Однако с началом войны прекрасные морские круизы, поправляющие здоровье и финансовое положение “разорившегося аристократа” пришлось прекратить. Но давайте вернемся к знаменитой афере с парижским сувениром. Попав в столицу любви весной 1925-го года, Виктор с напарником начинает подготовку к афере века. По существующим свидетельствам якобы на глаза мошеннику попалась статья в местной газете о том, что главная достопримечательность Парижа находится в неудовлетворительном техническом состоянии и требует незамедлительного ремонта.

Далее, в мозгу Люстига мгновенно созрел коварный план, в ходе которого доверчивым жертвам в дальнейшем эта газетная статья неоднократно демонстрировалась, как одно из доказательств правдоподобности приводимых обманщиком аргументов. Лично я считаю, что настолько грамотно провернутая афера задумывалась отнюдь не спонтанно и заметка в газете — ещё один её шаг, ведь дать нужное объявление в печатное издание легко можно было через подставное лицо и в начале века.

В любом случае, Люстиг изготовил фальшивые документы, удостоверяющие его в правах представлять государственную компанию, занимающуюся поиском контрагентов по утилизации сырья и металла. Посредством услуги брокерской конторы, мошенник получил адреса нескольких дельцов, занимающихся вторчерметом и послал им письма с приглашением участвовать в грандиозных торгах.

В качестве офиса для проведения переговоров по тендеру был снят номер в фешенебельном отеле, где Люстиг сообщает приглашенным предпринимателям о намерении правительства произвести демонтаж всей конструкции Эйфелевой башни в виду её крайне плачевного состояния и нехватки средств в казне на её дальнейший ремонт и обслуживание.

В качестве доказательства гостям были продемонстрированы поддельные государственные бланки брокерских обязательств и вырезки газетных статей. Одним из аргументов афериста о необходимости сноса предмета национальной гордости приводился довод, что построенная в качестве входной арки на территорию павильонов Всемирной парижской выставке в 1889-м Эйфелева башня являлась временным сооружением и по замыслу её организаторов подлежала демонтажу сразу после окончания мероприятия. И теперь отложенные на более чем тридцать лет работы всё же решено произвести. При этом Люстиг настоятельно просил не афишировать существование подобной программы, учитывая деликатность данной сделки — якобы правительство обеспокоено возможной реакцией горожан на инициативу по разборке знаменитого символа Франции, полюбившегося парижанам.

И хотя проведение тендера на право утилизации башни проводились не в официальных кабинетах министерских ведомств, что  должно было вызвать подозрение, расчет Виктора Люстига оказался верен — шанс хорошо подзаработать и войти в историю как человек, демонтировавший национальную гордость подтолкнул доверчивых буржуа в расставленную ловушку. Выбрав из шестерых претендентов самого восприимчивого ко своей лжи, Люстиг украшает аферу “вишенкой на торте”, вымогая у бедняги Андре Пуассона, планировавшего, провернув такую удачную сделку, войти в высшие деловые круги Парижа, взятку за выигрыш в тендере. Пуассон, привыкший иметь дело с чиновниками-мздоимцами, ещё более укрепляется в правдивости предстоящего надувательства, выписывает чек суммой 250 тыс. франков на имя Люстига. Обналичив чек, Люстиг с сообщником покидают Париж, а обманутый Пуассон даже не решается заявить о преступлении, так как вскрывшаяся афера навсегда погубит его репутацию, выставив посмешищем в глазах французской элиты.

Читайте также: КРОВОЖАДНАЯ ДЕСЯТКА: СЕРИЙНЫЕ УБИЙЦЫ, ОСТАВШИЕСЯ БЕЗНАКАЗАННЫМИ

Не пойман — не вор

Виктор же, испытав жизнеспособность схемы, предпринимает попытки реализации подобных афер в США, продавая то статую Свободы, то сдавая в аренду Белый дом. Эйфелеву башню знаменитый мошенник делает попытку опять продать по разработанной схеме через несколько лет, но терпит фиаско, столкнувшись с недоверчивым покупателем, который раскрывает обстоятельства сделки полиции. Гениальный аферист вынужден ретироваться на этот раз заграницу ни с чем.

Однако, злобный гений еще не раз сослужит хорошую службу нашему герою — за свою карьеру изобретательного мошенника Люстига арестовывали более полусотни раз, однако из каждой передряги он умудрялся выходить сухим из воды — даже в самом безнадежном случае ему удавалось банально совершить удачный побег из-под стражи и оставить служителей закона ни с чем!

Можно только восторгаться изобретательностью и дерзостью находчивого чеха, который, как ни странно, все же предстал пред законом и американская Фемида упрятала наглеца по многочисленным обвинениям в прославившуюся своей надежностью островную тюрьму Алькатраз на 20 лет. Но отбыв всего 12 лет из своего срока Люстиг сумел и оттуда улизнуть в 1947 году, правда только на тот свет. Так банальная пневмония закончила биографию мошенника, сумевшего продать французам их же собственную гордость — Эйфелеву башню.

Также Люстигу приписывают создание «Восьми заповедей мошенников», помогающих втереться в доверие. Вот они:

— Имейте терпеливо выслушать.
— Не будьте скучным, развекайте «клиента»
— Подождите, пока «клиент» расскажет о своих политических взглядах, и обязательно согласитесь с ним.
-Легкий намек на секс и непристойность в разговоре порождает животный интерес и затуманивает сознание.
— Никогда не обсуждаете болезни, если не требуется показать заботу.
— Никогда не суйте нос в личную жизнь (он расскажет вам всё сам, в конце концов).
— Никогда не хвастайтесь. Просто выказывайте свою значимость спокойно и очевидно.
— Одевайтесь аккуратно и опрятно, но без вызова.