Обычно женщины любят детей. Хотя бы своих. Хотя бы хотят их иметь. Но в каждом правиле всегда есть исключения. Подтверждением этому служит история датчанки Дагмар Амалии Овербю. Барышня смогла прославиться тем, что отправила на тот свет по предварительным данным 25 детей, большая часть из которых была грудного возраста и трое из их числа являлись ее собственными. Всего же убийца-мать-героиня произвела на свет, с её слов, пятерых. Выжить посчастливилось двоим из них и то только потому, что ветреная девица иногда, но все же получала некоторое денежное пособие от своих ухажеров.

Призрак бродит по Европе

Да, начало 20-го века было достаточно безрадостным для низших классов многих стран, в частности и в Дании — прокормить ребенка было нелегко, но можно было бы принять решение не заводить ребенка, оно жестокое, но куда лучше мыслей об убийстве несчастного малыша. Но только не для патологически испорченной девицы, приводы которой в полицейский участок начались уже в 12-летнем возрасте. Родители Дагмар были простыми фермерами, не способными предложить ребенку беззаботное детство. Видимо, дела у них шли настолько плохо, что девочка-подросток была отправлена на воспитание в исправительное учреждение, откуда ее через пару лет вернули родителям.
Не смотря ни на что, Овербю работать не отказывалась и даже устроилась конторским служащим. Но только для того, чтобы в 22-летнем возрасте угодить в тюрьму за кражу. Имея испорченную репутацию трудно устроиться на хорошую работу. Дагмар после освобождения пришлось мыть посуду в ресторане за жалкие гроши.

Читайте также: Джон Уэйн Гейси. Реальный клоун-убийца, послуживший прообразом для Пеннивайза из «Оно»

А тут еще первая беременность без всякой перспективы выйти замуж. Но первенец умер при загадочных обстоятельствах на руках у отчаявшейся молодой мамы. Никому не было доподлинно известно, что послужило причиной гибели малыша — несчастный случай или собственная рука Дагмар. Только вот жуткий способ избавляться от обузы в виде младенцев Овербю взяла на вооружение. В течение двух последующих лет Дагмар родила двух детей от разных отцов и даже успела побывать замужем по-настоящему. Видимо, замужество и сохранило жизнь одному из ее родных счастливчиков. Хотя с обручальным кольцом датчанка проходила не долго. Между очередными перманентными беременностями Дагмар Овербю открывает собственную кондитерскую в Копенгагене. Но явно не для того, чтобы кормить выпечкой малых ребятишек — из двух последних рожденных собственных детей выжил только один. В итоге, роженица со стажем оставила в живых только дочь Эрену-Марию и Пауля, на два года младше сестры.

План миссис Фикс

Вероятно, горечь, отчаяние и безысходность матерей, родивших ребенка вне законного брака были очень понятны фрау Овербю. И она хорошо понимала что делает, когда давала рекламу в газету с объявлениями о том, что возьмет на воспитание ребенка за вознаграждение от матери, желающей навсегда отказаться от своего чада в силу непреодолимых обстоятельств. Можно было бы только порадоваться за широту души тогдашней уголовницы из неблагополучной семьи с несколькими приводами в полицию, которая, встав на ноги и имея собственный бизнес, решила помогать несчастным женщинам, беря на поддержку и воспитание их нежелательных детей.
Но черная душа, к сожалению, остается черной навсегда. Выбирая своими жертвами отчаявшихся матерей, которые не могли себе позволить обнародовать факт передачи собственного ребенка посторонним людям, Дагмар Овербю брала деньги за отказ от новорожденного в качестве так называемого стартового “материнского капитала”. Взамен Дагмар обещала содержать ребенка до тех пор, пока не найдет ему состоятельных родителей, согласных на усыновления малыша. Первая подобная передача состоялась в 1916 году, когда предприимчивая Дагмар Йоханна Амалия Овербю получила 12 датских крон за попечительство над новорожденным вне брака ребенком, от которого его мать приняла решение отказаться. Амалия убедила женщину в полном благополучии судьбы вверенного ей малыша и вечером этого же дня задушила ребенка на чердаке. Поздней ночью вынесла трупик и сбросила его в канализацию туалета ближайшего кладбища. Только благодаря откровениям детоубийцы на суде судьба этого малыша не осталась безъизвестной, ведь по прошествию нескольких лет установить подлинность описываемых событий следствию уже не удалось.

Как прогорел бизнес

Подобный вид смертоносного заработка, очевидно, полностью устраивал душегубку, так как в течение четырех последующих лет Дагмар регулярно публиковала объявление в газете и находила отклик среди столичных женщин, “обзаводившихся” нежелательными младенцами. В ходе следствия Овербю призналась, что лишила жизни шестнадцать детей, все тела которых обнаружить не смогли. Бессердечная датчанка душила, топила и сжигала беспомощных младенцев, не способных противопоставить чудовищу ничего, кроме отчаянных криков, которые быстро затихали. Выжить в смертоносной схеме посчастливилось только одному младенцу, которого жестокая фройляйн не успела лишить жизни, так как ее упекли за решетку за воровство и полицейские были вынуждены передать обнаруженного ребенка в приют.

Не являясь благоразумной от природы, Амалия Овербю даже не предпринимала попыток подстраховаться на случай возникновения осложнений с родителями отказных детей. Не откладывая в долгий ящик, женщина безжалостно расправлялась с младенцами в тот же день после получения денег. Такая спешка и поставила точку в ее чудовищной карьере — одна из матерей, снедаемая чувством вины, вернулась, чтобы забрать своего ребенка назад на собственное воспитание. Дагмар не придумала ничего лучше, как прогнать раскаявшуюся женщину. На убедительные требования вернуть ребенка, детоубийца отвечала невнятными отговорками, чем вынудила заподозрившую неладное мать обратиться в полицию.
К небывалому ужасу роженицы, тельце её ребенка полицейские обнаружили полусожженным в печи. Кстати сказать, в это время Дагмар имела сожителя, с которым делилась своим “достатком” и который часто бывал у нее дома.

Встать, суд идет!

Следствие не установило причастность мужчины к убийствам Овербю. Специальная комиссия признала Дагмар вменяемой и полностью отвечающей за свои действия, хотя адвокат осужденной предпринимал попытки списать убийства на тяжелое детство преступницы и на отравляющее воздействие лигроина, с помощью которого она разводила огонь в печи. Не смотря на все старания защиты, суд просто не был вправе оправдать серийного детоубийцу, так как дело приобрело широкую огласку и резонансность по всей Дании. 1920 год для страны стал поводом для обсуждения нравов и отношений к неблагонадежным родителям и их ответственности перед детьми, обществом и законом.

Овербю признали виновной единогласным решением суда присяжных и приговорили к смертной казни. Сам прецедент казни осужденного был для Дании уже давно позабытым фактом — последняя женщина, которую умертвили по решению суда в этом государстве, рассталась с жизнью в далеком 1861 году, почти сто лет назад. По этой причине действие приговора в отношении Дагмар Йоханны Амалии Овербю приостановили, заменив на пожизненное содержание под стражей и последующее лечение в клинике для душевнобольных.

Судебный процесс над Овербю дал старт кампании по учету внебрачных и незаконнорожденных детей, которая через три года закрепилась на законодательном уровне в датской юриспруденции. Сама же Овербю не долго протянула по тюрьмам — в возрасте сорока двух лет, через девять лет после своего осуждения, она бесславно скончалась в сумасшедшем доме, никому не нужная и всеми презираемая. Через год после ее смерти в Дании отменили смертные приговоры по постановлению суда.

Читайте также:ПУГАЮЩАЯ ИСТОРИЯ ИСЧЕЗНОВЕНИЯ НИДЕРЛАНДСКИХ ТУРИСТОК ЛИСАНН ФРОН И КРИС КРЕМЕРС В ДЖУНГЛЯХ ПАНАМЫ