Не секрет, что жизнь в местах лишения свободы не столь насыщена яркими событиями, как за пределами колючей проволоки. Установленные ограничения на связь с внешним миром и информационный голод делает устройства коммуникаций одним из предметов ходовой торговли в исправительных учреждений на территории России. Наряду с наркотиками и алкоголем, пути поставок мобильных телефонов, СИМ-карт и зарядных устройств производят впечатления на персонал СИЗО и колоний своей оригинальностью и творческим подходом. Если на организацию каналов поставок на зону запрещенных товаров через подкуп охраны и конвоиров нет денег, то приходится напрягать извилины и подключать смекалку и прямые руки тем, кто на свободе жгуче желает подсобить своим товарищам внутри исправительных заведений пенитенциарной системы государства. Расскажем о самых нетривиальных путях проникновения списка запрещенных “товаров” на территории мест заключения.
Сразу же отметим, что за попытку незаконной передачи, ввоза и распространения запрещенных предметов на территорию тюрьмы предполагается наказание в виде штрафа, а за ввоз и распространение наркотических и психотропных веществ или медикаментов есть риск отправиться в эту же колонию лет на двенадцать! Но разве что-то способно остановить русского человека, который имеет достаточно времени и желания?

У нас  и Рэмбо есть!

Видимо, насмотревшись американских боевиков про Рэмбо, который разбомбил неприятеля с помощью лука и фугасов, накрученных на наконечники стрел, житель поселка Шексна Волгоградской области обстрелял местное исправительное заведение таким же способом и с использованием подобного инвентаря.

Правда, вместо взрывоопасных веществ в контейнерах из под моющих средств, закрепленных в наконечниках стрел содержались более безобидные “гостинцы” — мобильные телефоны и аксессуары к ним.

аключенные оценили бы по достоинству смекалку местного “Сталлоне”, если бы стрелок не попался сам, а весь стрелковый арсенал не был перехвачен работниками колонии. По составленному админпротоколу лучника обязали выплатить денежный штраф.
Средневековое стрелковое оружие вдохновляет на противоправные действия не только Волгоградскую губернию, но и жителей Тамбовской глубинки, один из которых намеревался перекинуть через ограждения местной колонии полтора десятка свертков высокотехнологичных девайсов коммуникационной специфики с помощью арбалета. Однако, особенностями подобного оружия является короткая дистанция поражения при, безусловно, большей нагрузочной мощности выстрела. Стрелку пришлось настолько близко подойти к ограде для осуществления задуманного, что его без труда заметила охрана и спешно устранила угрозу безмятежности и покою заключенных. Теперь стрелок упражняется в мастерстве, “отстреливаясь” от обвинений в незаконной передаче запрещенных предметов в зону, на которой он ранее и сам отбывал наказание.

Читайте также:СМЕРТЬ В ПРЯМОМ ЭФИРЕ 18+

Арнольд Корлл —  Последняя фотография за конфетку 

А кое-где дошли даже до   изготовления катапульт. Сама катапульта, смонтированная на прицепном багажном устройстве ВАЗовской легковушке, к сожалению не прошла испытаний, поскольку подлежала изъятию с последующей ликвидацией, также был изъят и весь “боезапас”  —  мобилки и симки к ним.

Гранатометный расчет

Стрелять из лука и арбалета по укрепленным фортификационным сооружениям — как-то даже по-детски. Так решил житель Республики Коми, отправляясь под стены исправительного учреждения с самодельным гранатометом в руках. Бдительная охрана успела засечь “ракетчика” и без труда перехватила самородка-оружейника. На поверку гранатомет представлял из себя конструкцию из пластиковых канализационных труб, в которых в качестве боезапаса выступали тугие свертки мобильных устройств, а в качестве химических ускорителей “снаряда” — дрожжи. Для выстрела из подобного “оружия” требовалось достаточно много времени, за которое после активации “капсюля” давление внутри трубы поднималось до критического и “вышибало донце”, производя залп. Подобный недостаток конструкции и подвел изобретателя технологического способа доставки запрещенки по ту сторону стены.

Друзья наши меньшие

Если учесть тот факт, что в отличие от собак, кошки практически не поддаются тренировке, то надо отдать должное жителям той же Республики Коми, которые приловчились использовать кошку в качестве курьера на зону. Похоже, обстоятельная беседа с паханом привьет нужные навыки поведения даже таким строптивым и своенравным представителям животного мира, как кошачьи. Доподлинно неизвестно, какая по счету ходка уже была у пойманной охраной на территории тюрьмы кошки, но то, что занималась она именно противоправной курьерской деятельностью говорили непреложные факты — к туловищу животного довольно бесхитростно скотчем были примотаны все те же мобильные устройства и контейнеры с препаратами. Попадет ли после такой поимки с поличным пушистый почтальон в “строгач” — решать руководству колонии, во всяком случае, инициаторы преступного вояжа могут быть спокойны: кошка на сделку со следствием точно не пойдет и никого из братвы не выдаст.

Робототехника в действии

Мы живем в технологическую эпоху, а потому все достижения цивилизации используем для таких нетривиальных задач, как борьба с системой. На службу незаконной доставки запрещенных товаров в места лишения свободы все чаще приходят электронные радиоуправляемые курьеры. Китай исправно снабжает всех желающих дронами, квадрокоптерами и игрушечными безобидными вертолетиками.

В последнее время у большинства охранников уже появились собственные “игрушки” из числа перехваченных в попытке доставить “санкционку” с воли в тюрьму. Даже слабенький, но юркий игрушечный геликоптер вполне способен преодолеть высоты тюремных ограждений, а при должной корректировке успешно проникнуть в казематы через зарешеченные открытые окна и доставить с десяток СИМ-карт или полсотню грамм наркотических веществ внутрь колонии. Похоже, придется вскоре руководству тюрем оснащаться глушилками радиочастот и системами противодействия роботам и дронам — двадцать первый век на дворе, как никак!

Читайте также: Джон Уэйн Гейси. Реальный клоун-убийца, послуживший прообразом для Пеннивайза из «Оно»