Среди  маньяков-педофилов-насильников,  попадаются   уникумы, способные пошатнуть классические представления о   внешних признаках  асоциальных психопатов с садистсткими наклонностями.

Незапятнанная репутация, полная мимикрия под благонадежного члена социума, наличие вполне благополучной семейной ячейки общества — вот их прикрытие которое многие годы позволяло быть непойманным. И речь отметим идет не про благополучную Америку, а совсем даже про Советский Союз.

Про одного из таких мастеров социальной маскировки наш сегодняшний текст.

Знак ГТО на груди у него

На просторах Советского Союза пионерское движение было массовой молодежной субкультурой, в большинстве своем, искусственно навязываемой государством подрастающему поколению. Хотя нужно признаться — и в современное время существует фетиш с участием пионерской формы и образа пубертатного подростка, который “всегда готов”!

Подобный образ послужил инициатором больных наклонностей у молодого и талантливого общественного деятеля из Невинномысска с дагестанскими корнями Анатолия Емельяновича Сливко. Двадцатитрехлетний будущий убийца стал свидетелем жуткого ДТП, в котором погиб мальчик в пионерской форме. Конвульсии умирающего ребенка вызвали настолько яркие сексуальные переживания в мозгу будущего маньяка-живодера, что определили всю его дальнейшую судьбу, цели и методы их достижения.

Читайте также:СМЕРТЬ В ПРЯМОМ ЭФИРЕ 18+

Арнольд Корлл —  Последняя фотография за конфетку 

С трясущимися руками молодой специалист завода по производству органических удобрений переосмысливал свои жизненные приоритеты с учетом патологического сексуального пристрастия: Анатолий рьяно влился в работу с молодежью, создавая на базе производственных учреждений туристические клубы и проводя самоотверженную вожатскую работу в пионерлагерях.
Близость к объекту своего вожделения позволяла искать способы реконструкции событий, некогда впечатливших воображение педофила: для испытания им памятного сексуального удовлетворения юные пионеры должны были корчиться в агонии и физически страдать. А для этого садисту предстояло провести грамотный отбор потенциальных жертв в собственную группу риска из числа воспитанников туристических клубов “ЧЕРГИД” и “Романтик”.

Умирайте — вас снимают!

Одним из «талантов» Сливко было пристрастие к фото и кинопроизводству. Любительские фильмы будущего убийцы получали награды на конкурсах, проводимых городской администрацией. Заслуги на педагогическом поприще также не остались незамеченными отцами города — Сливко даже получил награду заслуженного учителя школы РСФСР за вклад в развитие горного туризма в регионе и вожатскую практику.

Одержимость несовершеннолетними пионерами мужского пола не помешала Анатолию Емельяновичу обзавестись собственной семьей — у душителя-киномана была жена и двое детей. Хотя, по открывшимся свидетельствам, своей женщине Сливко уделял подозрительно мало внимания, отдавая предпочтения походам в горы и работе с молодым поколением на стезе возводимых палаток и альпинистских программ.

Каждое лето орденоносный воспитатель реализовывал свои таланты либо в летних пионерских лагерях, либо в туристических клубах, где брал “на карандаш” в первую очередь подростков из неблагополучных семей и неуверенных в себе детей. Знаток детской психологии без труда входил в доверие к своим будущим жертвам, помогал им деньгами, покупал одежду и лакомства.

Зная о том, что любой ребенок пубертатного возраста стремится реализоваться и доказать свою значимость, Сливко предлагал участие в особых киносъемках или научно-историческом эксперименте. Дальнейшие события с “подопытными” преподносились как привилегия и обозначалось, что все происходящее должно храниться в секрете. Затем заинтригованную жертву под объективами любительской кинокамеры подвергали экзекуциям “фашисты” в рамках сценария о пытках молодогвардейцев.

Жертва должна была себя проявить на камеру как отважный патриот своей Родины, стоически вынесший все издевательства “врага”. Несчастных юношей суровый вожатый распинал на живописных горных лужайках, подвешивал за ноги между деревьев, душил удавками, снимал их обувь и, отдаваясь страсти к пиромании и фетешизму, распиливал ее или сжигал.

Равнодушный телеглаз кинокамеры дотошно фиксировал все экзекуции, чтобы потом радовать садиста редкими кадрами при дальнейших персональных просмотрах. Помимо видеомонтажа, Вожатый-Потрошитель (такое прозвище позже Сливко получил по материалам криминального дела) вел также дневники, в которых документировал результаты “экспериментов”.

Две пятилетки бесчинства

Свои чудовищные киношедевры режиссер-садист снимал без малого десять лет, в так называемых патриотических экспериментах приняли участия более сорока подростков из числа его воспитанников.

Если на “съемках” фильма ребенок не выдерживал и терял сознание, вожатые проводил с ним реанимационные мероприятия, затем подбадривая пионера, нахваливая его стойкость и героизм. Но чем дальше заходили мрачные игры, тем недосказаннее, по мнению киномана, становилась канва произведения — не хватало драмы, кульминации.

И Сливко решил повысить ставки — семерым подросткам было суждено никогда вернуться с гиперреалистичных съемок. Душегуб реализовывал свои сексуальные потребности наблюдая за предсмертными конвульсиями молодых актеров, затем расчленял их тела и закапывал в лесу. Немногочисленные свидетели и уцелевшие участники экзекуций пускали ужасные слухи о чудовищном хобби своего наставника, но им мало кто верил — настолько силен и безупречен был авторитет ударника коммунистического труда, члена партии КПСС и одновременно депутата Невинномысского городского совета.

Однако, свидетельств об ушедших на какие-то съемки “про партизан” и не вернувшихся детях становилось все больше и на них нужно было начинать реагировать. Помощник прокурора на основании подозрений выдала постановление на арест маньяка. В конце декабря 1985 года работниками милиции были изъяты множественные видеоматериалы и дневники ужасных преступлений, вошедших в доказательную базу резонансного дела.
Отпираться убийце не было смысла. Руководство СССР предпочло тему замять, не допуская огласки и дискредитации как партии, так и единого педсовета страны. Суд над мерзавцем состоялся уже через полгода и по вынесенному приговору маньяк-педофил был расстрелян в Новочеркасской тюрьме в 1989-м.
А в это время на свободе еще разгуливал и творил свои черные дела другой образчик коллекции психических патологий — Андрей Чикатило. Тоже с виду вполне порядочный и обычный гражданин!

Читайте также:ПУГАЮЩАЯ ИСТОРИЯ ИСЧЕЗНОВЕНИЯ НИДЕРЛАНДСКИХ ТУРИСТОК ЛИСАНН ФРОН И КРИС КРЕМЕРС В ДЖУНГЛЯХ ПАНАМЫ