Умеете ли вы пользоваться дозиметром? А вот каждый житель ранее режимного города Озёрск, что в Челябинской области, умеет.  Причина для беспокойства у местных отнюдь не безобидная — не далее, чем в десяти километрах от жилых домов местного рабочего посёлка расположилось печально известное озеро Карачай. Собственно, само озеро ни при чём — всё дело в построенном тут в послевоенное время химическом комбинате “Маяк”. Данное предприятие не простое, а очень непростое: полное его название на сегодняшний день звучит так — государственное предприятие федерального уровня по производству компонентов ядерного оружия, изотопов, хранению и восстановлению отработанного ядерного топлива. В его задачах утилизация ядерного топлива с АЭС в трех областях,  с российских подводных атомоходов и ледоколов,  а производство оружейного плутония для военных систем из более тяжелого и нестабильного урана.

Особенностью технологии получения промышленных радиоактивных материалов является появление отходов, загрязненной радиацией воды. Подобные отходы требуется складировать где-то неподалёку. Одним из восьми оборудованных мест складирования и хранения жидких радиоактивных отходов был назначен в 1951-м объект В-9, в простонародье известный как озеро Карачай. Хочет отметить, что озеро по варварского использования людьми было полноводным и богатым на рыбу. На это озеро в первые пару лет функционирования завода “Маяк” члены его руководства выбирались на охоту и рыбную ловлю.

Мертвая вода

После увеличения нагрузки на производство в периодически пересыхаемое лоно озера начинается массированный сброс радиоактивных отходов — объём цезия-137 и стронция-90 за всё время использования озера как хранилища достигает уровня в 120 млн кюри, создавая реальную опасность заражения подземных грунтовых вод. Особое «веселье»  начиналось при сезонном пересыхании водоема, когда с обнажаемого дна ветром выдувается часть радиоактивного грунта и разносится на многие километры, заражая прилегающие территории.

После подобных инцидентов в 1967 году были спешно приняты программы по контролю уровня воды в озере и сокращения площади его свободной поверхности. Водоём с неприятным содержимым частично засыпали и углубили. После этого ядерный могильник перестал доставлять серьёзных неприятностей до начала девяностых, когда изменение метеоусловий спровоцировало большее количество дождей за сезоны и угроза теперь уже разлива совсем не живительной влаги начала угрожать региону.

Стоит согласиться, что основную опасность экосистеме и близлежащим городам, в числе которых присутствует Челябинск, представляет сам завод “Маяк” — с начала ввода в эксплуатацию его первого в СССР промышленного уран-графитового реактора в июне 1948 года, на комбинате произошло более тридцати аварий или чрезвычайных нештатных ситуаций, часть из которых привели к  гибели персонала или его серьёзными травмами. Иногда в результате нарушения протоколов безопасности при научно-исследовательских экспериментах, иногда вследствие несовершенства технологии производства не удавалось избежать инициирования самоподдерживающейся цепной реакции в радиоактивных материалах и происходили микровзрывы или значительные выбросы излучения — Чернобыль в миниатюре.

Читайте также: ДЕТИ СТАЛИНА. ЧТО С НИМИ СЛУЧИЛОСЬ?

Утекшее здоровье

Само производство, словно гигантский насос, перекачивает тысячи тонн воды, часть которой надолго принимает в себя тяжелые радиоактивные элементы. Многострадальная река Теча, в которую до 1951-го года сбрасывались эти “грязные” кубометры, не зря называется мёртвой — порядка ста двадцати тысяч жителей прибрежных сел демонстрировали симптомы проявившейся лучевой болезни, показатель общей смертности в этих районах превышал среднестатистический на двадцать процентов. Никакие медико-экологические исследования на то время в регионе не проводились, а если они и были, то об объективных результатах могли знать исключительно первые люди из руководства страны.

Только в 1989-м  Комитет Верховного Совета СССР по вопросам экологи начинает поднимать вопрос о последствиях функционирования комбината и о скрытой дополнительной стоимости продуктов ядерного характера для народного хозяйства, выраженной в искалеченных судьбах, жизнях и потерянного экологического баланса. Данные, представленные на заседаниях парламентариям содержали смягченную, успокаивающую статистику и “токсичная” правда всплыла несколько позже — за сорок лет функционирования ПО “Маяк” около 25 млн.кюри радиоактивности поразили общую площадь более шестисот двадцати семи тысяч квадратных километров Уральской земли и стали причиной переселения до двадцати тысяч человек в результате программ по борьбе с последствиями аварий на опасных производствах. Это производство принято считать самым радиационно-опасным местом в мире.

Смертельность озера для людей  при коротком контакте  не доказана, а вот легенды гласят, что в 1995 году стая гусей
села на «воду» и больше никогда не взлетела. 342  тушки мертвых птиц вытащили спасатели.

 

Наследие

В конце 2015 года озеро Карачай целиком было закатано в бетон, но  для надежного захоронения  такого количества отходов одного бетона недочтаточно. Веселенькая лужайка на мест могильника не получится.  

Необходимо  несколько гидроизолирующих слоёв и проведение работ по постоянному наблюдению за состоянием объекта, иначе грунтовые воды разнесут заразу по всей округе. И хотя работы в рамках программы по обеспечению ядерной и радиационной безопасности на период конца 2015 года были  объявлены полностью  выполненными, после сорока лет лжи и сокрытия истинных масштабов катастрофы возникают сомнения — не являемся ли мы все участниками какого-либо чудовищного эксперимента и не станет ли цена за его проведение для всех нас слишком высока?

Читайте также: ЧЕРНОБЫЛЬ. 31 ГОД АДУ НА ЗЕМЛЕ