Насколько было или не было популярным во все времена уклонение от воинского призыва в ряды вооруженных сил, неумолимый технический прогресс потихоньку подводит нас к тому рубежу, за которым призываться в армию вероятно будут только игроки в компьютерные стрелялки и бродилки. И вполне возможно — на конкурсной основе по контракту служить пойдут вчерашние чемпионы по шутерам или тактические гении военных стратегий. И для этого уже сегодня есть все предпосылки — совсем скоро обычную пехоту в армиях прогрессивных стран мира заменят специализированные мобильные платформы, способные одновременно сочетать в себе как бронестойкость, так и высокую мобильность. Но забудьте про гигантских боевых роботов, крушащих врагов направо и налево огромными клешнями! Место для таких — в киноблокбастерах. Сегодня на войну выдвигаются роботы-пехотинцы и дроны.

И швец, и жнец

Разведка с помощью таких машин  —  уже вполне реальность. Обратите внимание на рабочую версию дистанционно управляемого робота-разведчика, активно применяемого пехотинцами США  с 2008 года.

«Игрушка» под названием SUGV весом до 14 кг может быть доставлена на поле боя в обычном заплечном армейском ранце. Установленные на борту камеры ночного видения, тепловизоры, лазерные дальномеры и акустические системы разведки и пеленгации позволяют выполнять широкий круг задач по разведке поля боя и дистанционной оценке тактической обстановки. Некоторые разработки, например MarkV-A1, широко применяются при нейтрализации минных заграждений и саперных работах.

Читайте также: САМОКАТ ДЛЯ ЛЕНИВЫХ

На фото MarkV-A1

Оператор, как заправский геймер, управляя роботом с помощью геймпада  игровой консоли Хbox360 может вывести машину в заданную позицию через канализационные трубы, подвалы и лестницы, сам оставаясь при этом на безопасной дистанции. Понятно, что такой “малыш”  пока  не может эффектно ворваться в логово террористов и преподать им жесткий урок мира и толерантности, однако это уже по силам его собрату — боевой платформе Swords (Мечи, англ.).

На это гусеничное шасси, оснащенное телекамерами, можно установить пулемет, снайперскую винтовку, гранатомет или ракетницу — с таким обвесом уже шутки плохи. Механоиды этого типа уже “поигрались” в войнушку в Ираке и Афганистане. При оперативной автономности в 8,5 часов, робот может находиться в режиме ожидания до недели, “проснувшись” по команде оператора, который с расстояния в тысячу метров способен руководить действиями гусеничного “терминатора”.

Цена человеческой жизни

Стоимость  боевого робота — от $60 тыс. И это без армейского обвеса. Укомплектованный и готовый к бою робот обойдется налогоплательщикам  уже в $230 тыс. На сколько это дороже отправки в бой самой совершенной на сегодняшний день боевой системы — живого солдата? Давайте прикинем — стоимость экипировки современного пехотинца армии США оценивается более $18 тыс. и по прогнозам ведущих военных экспертов стоимость эта будет увеличена в ближайшие годы до $80 тыс. для обеспечения доминирования американского тактического военного контингента на поле боя.

А подготовка и содержание военного специалиста стоит от $150 тыс. в год. Стоит учитывать и тот факт, что в отличие от робота, который может сойти с промышленного конвейера максимум через два месяца полностью готовым к выполнению всевозможных тактических функций — будь то штурм или разминирование, разведка или снайперская работа, специалиста-человека придется готовить по стандартной программе обучения в армии США две тысячи часов. И если вы захотите получить спеца широкого профиля — кандидата в бойцы отряда спецопераций, то подготовка затянется до 5-7 лет. Выплаты по страховым компенсациям при потерях или увечьях личного состава приближаются еще к двумстам тысяч долларов США. С учетом всех финансовых и правовых моментов, разработка и запуск автономных боевых роботов весьма оправданная тема, особенно учитывая стратегию сохранения жизни солдат путем применения развитой робототехники в боевых операциях.

И хотя разработка различных экзокостюмов, позволяющих солдату непосредственно находиться на поле боя и лично принимать участие в сражении ведётся в настоящее время весьма активно, идеальным решением для боевого столкновения, которого не удалось избежать дипломатическими инструментами, является отодвигание живого оператора за пределы поражения огневыми средствами противника.

Кто на свете всех дроннее?

Но самым модным современным направлением в разработке военных роботов является создание систем типа РОЙ или САРАНЧА: большое количество малых летающих или плавающих дронов, связанных в единую сеть и действующих согласованно наподобие роя пчёл или стаи муравьев. Целое облако подобных устройств по цене всё равно окажется дешевле настоящего боевого самолёта или вертолета, а ряд задач миниатюрные “солдаты” смогут выполнять куда более эффективно, чем их полноразмерные коллеги!

Например, миссии по разведке можно производить в разы быстрее и качественнее, наблюдая за вверенной территорией множеством развернутых камер с различных ракурсов и точек обзора.

Поиск и идентификация интересующих объектов будет значительно облегчен с использованием подобных роевых решений. Уничтожение же нескольких дронов не приведёт к провалу миссии, так как рой предполагает одновременное использование до ста сетевых юнитов. Подсветка цели для ударных систем одновременно несколькими дронами значительно повышает шансы на успешный выстрел. Каждый элемент роевой сети может являться усилителем управляющего сигнала, что позволит увеличить радиус действия всего роя и успешно противодействовать системам радиоподавления. Совокупная вычислительная мощность позволит уменьшить размеры каждой “пчелы” за счет упрощения отдельного процессингового компонента.  Бороться же с миниатюрными роботами с помощью обычных систем ПВО не представляется возможным, а новые разрабатываемые противодронные системы пока ориентированы на штучное выведение дронов из строя. Даже практически полное уничтожение роя позволит завершить поставленные перед операторами задачи, а на восстановление стаи до её первоначальной численности уйдут считанные минуты — распечатка недорогих дронов на 3D-принтере уже сегодня вполне обыденное дело.

Горе от ума

Все эти достижения в совершенствовании методов и стратегий применения искусственного интеллекта в немирных целях в скором времени без сомнения потянут за собой многочисленные моральные казусы и скандалы — поручение системам с искусственным интеллектом (ИИ) принятие решения о совершении убийства живого организма без выраженного согласия человека откроет ящик Пандоры. Ведь оператор, нажимающий на виртуальную гашетку и производящий посредством дрона ликвидацию выбранной цели может в любой момент изменить свое решение руководствуясь соображениями морали и человечности. Живой командир способен дать шанс своему оппоненту на выживание. Роботы же не проникнутся жалостью, у них не возникнет моральных колебаний или угрызений совести.

Подобная  прямолинейность уже принесла первые случайные жертвы. В 2007 году швейцарская роботизированная система управления огнем установки ПВО (GDF-005) в Южной Африке приняла решение вступить в бой без объективных оснований к этому. Самостоятельно открыв огонь, система уничтожила девять человек и ранила еще четырнадцать военнослужащих, попавших в зону её поражения. И это не единичный пример.

Весной 2015 года ООН провела очередные дебаты на тему ограничений создания и производства автономных боевых систем под управлением ИИ. Переговоры не привели к подписанию каких-либо ограничительных соглашений —  все крупные державы слишком высоко оценивают перспективность и шансы на победу войн роботов, а не людей.

Читайте также: 5 ПОЛЕЗНЫХ ПРИВЫЧЕК ДЛЯ ЗДОРОВОГО ПИТАНИЯ